Статьи / Материалы Третьей международной конференции ТГУ / Вакханальные мотивы в творчестве А. А. Дельвига и поэме Вен. Ерофеева "Москва-Петушки"
Вакханальные мотивы в творчестве А. А. Дельвига и поэме Вен. Ерофеева "Москва-Петушки"

Исследования последних лет убедительно поставили Вен. Ерофеева в ряд крупнейших представителей отечественной литературы, выявили взаимодействие его творчества с Библией, лексикой и фразеологией советских газет, произведениями литературных предшественников – зарубежных классиков, Радищева, Гоголя, Достоевского, поэтов Серебряного века. В наименьшей степени решен вопрос о влиянии на творчество Вен. Ерофеева и, прежде всего, его поэму “Москва-Петушки” поэзии пушкинского времени. Вместе с тем неверно было бы полагать, что поэзия пушкинского времени осталась на периферии литературного сознания Вен. Ерофеева. Игорь Авдиев, пытаясь в общих чертах показать человеческие качества Ерофеева, сообщает о его “любимой “Библиотеке поэта”, которую он собрал полностью и очень дорожил”1. Учитывая, что в числе изданий данной серии были тома произведений русских поэтов первой трети ХIХ века, можно смело предположить знакомство Вен. Ерофеева с творчеством любого из многочисленных авторов того времени, представленных в издании. В частности, Н. Богомолов обратил внимание на определенное воздействие поэта Н.М. Языкова и его стихотворения “К ненашим” на появление в “Москве-Петушках” слова-сигнала “не – наше”2.

Вакхические мотивы, характерные для поэмы Вен. Ерофеева “Москва-Петушки”, лежат в основе многих поэтических произведений Дельвига – “Дифирамб” (“Либер, Либер, я шатаюсь...”, 1816), “Друзья, поверьте не грешно...” (1819), “Застольная песня” (“Ничто не бессмертно, не прочно...”; 1822) и др. В “Дифирамбе” (“Други, пусть года несутся...”, между 1814 и 1817) – звучит призыв “скорей и пить, и жить”, поскольку день за днем, год за годом жизнь утекает быстро и безвозвратно. Поэт призывает не слушаться докторов, поскольку вино не вредит, а лечит от болей и невзгод. Дельвиг весьма точно указывает и напиток, который лицеисты весьма охотно употребляли в своей молодости: “Светлый Мозель восхищенье / Изливает в нашу кровь!” Мозель – марка французского вина, получившего свое название по реке, протекающей в районе его производства. Кстати, тот же напиток Дельвиг упоминает и в “Застольной песне” (между 1814 и 1817): “Нам напомнит розы / С Мозеля вино”. Наконец, поэт ценит вино и за то, что приносимое им веселье манит к людям бога любви Эрота.

Совершенно иными представляются главные достоинства вина и процесса его потребления Вен. Ерофееву. Герой поэмы “Москва-Петушки” Веничка при помощи алкоголя уходит от непосредственного столкновения с символами государственной мощи, выражает тихий протест против окружающей действительности. Водка, на время выдергивающая героя из всех социальных структур, погружает его в особый гротескный мир подмосковной электрички, дает возможность почувствовать духовную свободу, раскрепощенность. Веничка искренне верит в безграничную силу “кориандровой” и “зубровки”, их способность сохранить в человеке доброту, изначально заложенную светлую одухотворенность, медленно выдавливаемую тоталитарным обществом.

И у Дельвига, и у Вен. Ерофеева процесс винопития выступает как способ уйти от повседневной жизни, погрузиться в счастливый мир грез и забытья, перестать чувствовать реальность. Однако у Дельвига происходит уход из благополучной действительности в веселое забытье с целью получения максимального наслаждения, тогда как герой Вен. Ерофеева удаляется из грустной, даже мрачной реальности с единственной целью – выжить и сохранить свое человеческое достоинство. В отличие от Дельвига, Вен. Ерофееву оказались несвойственны гедонистические порывы. Свое счастье его герой пытается найти в атмосфере общей духовности, нравственного единения людей, готовых к взаимовыручке, помощи и поддержке в трудные минуты.

Таким образом, вакхические мотивы в творчестве А.А.Дельвига и поэме Вен. Ерофеева “Москва-Петушки” при общности изначального посыла погружения в счастливую ирреальность выполняют различные функции. Лирический герой Дельвига стремится к получению удовольствий, а Веничка из поэмы Вен. Ерофеева пытается очистить свое сознание от формул “классового гуманизма”, найти в нем место для общечеловеческих ценностей, в числе которых – воспоминания о собственном ребенке, что учится выговаривать букву “ю”, о женщине, которая каждую пятницу около полудня ждет его на железнодорожной платформе.


1. Авдиев И. Предисловие к публикации 'Последнего дневника' Вен. Ерофеева // Новое литературное обозрение. 1996. № 18. С. 162.">1

2. См.: Богомолов Н. "Москва-Петушки": историко-литературный и актуальный контекст // Новое литературное обозрение. 1999. № 4. С. 316.



Автор: Д. Н. Жаткин
© POL, Chemberlen 2005-2006
дизайн: Vokh
Написать письмо
Вы можете помочь